АТИЛЛА

Он родился аккурат в мой день рождения, 14 мая, и я решила, что это судьба. Через месяц маленький, франтоватый котишка - черный с белыми лапками и пятнышками на мордочке, первый и последний сын бывшей помойной кошки - красавицы и любимицы моего папы - поселился у меня дома. Понаблюдав несколько дней за ним, я решила, что его зовут Тигрилла. Помойные гены причудливым образом слились с окультуренными генами порядочного домашнего кота - его папаши. Чувство собственного достоинства и яркая внешность дополнялись многочисленными багами.

Был он страшно прожорлив и не в меру вороват. Наевшись рыбы, мог утащить со стола и сожрать черный подсохший хлеб. (Вообще он всю жизнь жрал все подряд - и конфеты, и шоколад, и макароны и картофельные очистки - это при том, что кормили его всегда от пуза.) К тому же он был оснащен маленькими острыми как бритвы коготками, следы которых вскорости наводнили всю квартиру. Руки у меня покрылись незаживающими царапинами.

О капроновых колготках пришлось вообще забыть. Придя домой с прогулки, нельзя было угадать, что он натворил на сей раз. Сброшенные с полок банки, рассыпанные крупы, содранные обои. Следы кошачьих погадок в горшках с цветами и в тапках. Проеденные насквозь пледы и свитера (может, у него в роду затесалась моль?).

Однако же, наказанный, отшлепанный и ничуть не чувствующий себя виноватым зверь вскорости растягивался у меня на коленях и под стук клавиатуры начинал громко мурлыкать. Задранные вверх лапки в белых носочках с розовыми подошвами и растопыренными пальцами напоминали нежные цветки.

Как-то он пропал и нашелся лишь на следующее утро - он залез в ящик кухонного стола и сожрал там пачку печенья. С бумагой. А в другой раз съел пакет "гуманитарного" сухого молока - вместе с хорошим куском полиэтилена. И ничего с ним не случилось.

Когда я открывала старенький холодильник, он заранее мчался к двери и входил туда первым. В холодильник, то есть. Но недолго - как-то раз прямо на него оттуда вывалилась трехлитровая банка с подсолнечным маслом. Банка разбилась вдребезги, и хорошо промасленный кот потом долго и брезгливо мылся на балконе. Спустя несколько месяцев он научился открывать холодильник лапой сверху. (Пришлось менять холодильник.) А еще он охотился. Но не на мышей - даже смешно, откуда у нас мыши? Охотился на тряпку, которой я мыла пол, на пальцы ног, торчащие из тапок, на старшего сынишку, которому тогда было два года, словом, на все, что движется.

Он отличался любовью к комнатным растениям и сожрал почти все из них (кроме кактусов).

Один раз едва не довел до инфаркта старушку-соседку по старой квартире - залез ночью к ней в форточку и шуровал в кухне. Когда конфликт разрешился, кот сделался ее лучшим другом и часто ходил в гости. Пожрать.

Как-то зимой ограбил и соседей по новой квартире - слопал отложенную до Нового года рыбу на их балконе. Он тогда ТАК ОБОЖРАЛСЯ, что не мог ни лежать, ни сидеть, ни ходить. Из пасти у него воняло рыбой, но рожа была крайне счастливой. Потом он много дней бился в форточку, жаждая продолжения банкета. (Балкон пришлось застеклить.)

Папа заявил, что все проблемы - из-за его имени. Дескать, там и "тигр" и "Атилла" - в общем, "как вы яхту назовете"... С тех пор кота стали звать просто "Котом". Не помогло... Впрочем, через некоторое время его характер резко изменился. Мы принесли в дом нежное пушистое создание - месячную трехцветную кошечку по имени Виспа. Вискас выпал у Кота изо рта, когда он увидел, как это дитя устремилось к его миске. После этого вся его энергия обратилась на воспитание этого нежного существа. И кот стал совсем, совсем другим... Так и вижу, как эта пара возлежит в кресле. Кот нежно обсасывает чей-нибудь шарф или свитер, а кошка сосет шерсть кота, сваляв ее тонкой соской. (Через год к идиллической картине прибавился и толстый серый котенок - ее сынок, который одновременно сосал кошку.) Перед тем, как устроиться на ночь, Кот долго и тщательно вылизывал конфетную красавицу Виспу, чтобы заснуть, положив на нее голову.

С возрастом Кот потихоньку остепенился. Воровать он не перестал, зато приучил меня убирать все съестное. Был он изящного сложения, но с довольно объемистым пушистым пузом. Его приучили есть только после кошки, и он всегда терпеливо ждал, когда та поест, зато потом сметал всю еду, сколько б ее ни было - что, вообще-то нехарактерно для кошек. Он всегда встречал нас у дверей, как собака - и это было страшно приятно. Он строго контролировал всех приходящих в дом работников - слесаря, сантехника, электрика, столяра. Проверял содержимое их сумок и чемоданчиков и в процессе их работы обязательно сидел рядом. Когда приходили друзья, он всегда сидел за столом рядом со всеми и прислушивался к разговорам. Его считали полноправным участником всех застолий. Он вообще перетекал из комнаты в комнату вместе с нами, незаметный, но постоянный, как ветер. Норовил забраться на грудь и сладострастно мурча потереть лапками свитер или майку. Кошка же никогда не отличалась любовью к компании. Она вообще никогда не была НАШЕЙ кошкой, она была ЕГО кошкой.

Когда кто-то заболевал, Кот неизменно был рядом, норовя улечься на больное место. Когда ребенок обжег ногу кипятком, кот день и ночь был с ним, пока тот не поправился.

Как-то раз, вернувшись домой с мужем после ужасно неудачного дня, мы увидели кота, встречающего нас в надетой на шею крышке от помойного ведра (такая, знаете, с качающимся верхом? Туда - пожалуйста, а обратно - никак). Кот радостно мурлыкал. "Ну, хоть дома все в порядке", - устало молвил муж.

Кот дважды падал с балкона - с восьмого и с девятого этажа - и остался жив и даже невредим. Как-то, в очередной раз ограбив мусорное ведро, наелся плова вместе с осколками стекла от разбитой банки. Две недели он лежал пузом вверх с совершенно мокрыми лапами, потом вдруг поправился. Ко второму нашему сыну кот относился уже покровительственно и разрешал делать то, что не разрешил бы никому другому. Даже катать по нему машинки. В виде особого расположения он перестал обсасывать МОЙ свитер. Но, видимо, девять его жизней потихоньку подошли к концу. В позапрошлом году он заболел, был отнесен к местному эскулапу и неделю спустя умер у меня на руках, не перенеся лечения. Ему было десять лет. Постаревшая Виспа еще жива, и даже временами гоняет наших попугайчиков. Она тяжело перенесла расставание с Котом и больше года искала и звала его. Она стала встречать нас у входа, как когда-то Кот, и даже робко приходит посидеть рядом на диване. Она позволяет нашему третьему сынку дергать ее за ушки. Она слегка поправилась и стала еще пушистее и красивее - ее еда всегда ждет ее в миске. Она почти, почти совсем не ворует, и я снова забываю хлеб на столе... Но она так никогда и не стала Личностью.

У меня до сих пор комок в горле, когда я вспоминаю нашего Кота. И до сих пор не могу смотреть на его фотографии.

Памяти всех наших четвероногих друзей, чей век, увы, короче...

Змеевская





CATS-портал - все о кошках
 CATS-TOP  Кошки. Каталог пород  
   Copyright © 1999-2017 CATS-портал http://mau.ru  •  Автор проекта: Nataly  •  E-mail: info@mau.ru